Норочья дыра: Часть 1

Хазан Хрынштернович Хряп был мужчиной колоритным и не лишенным обаяния. С утро его полное и неровное тело окутывалось турецким халатом цвета борща. Халату было около 26 лет. Хазану значительно больше. Вечерами Хазан отлично смотрелся в белой майке-алкоголичке и семейных трусах сдержанно серого цвета, к чему излишества? В развалку на продавленном стуле, нога на ногу, а рука отгоняет резвящихся мух наспех скрученной газеткой. «П…р…фр…ш, п…РФ…р..шььь, пр…фырш» равномерно бормотал телевизор, озаряя комнату, то холодным нервным миганием новостей, то миролюбивым зеленым спокойствием рекламы.



Иногда, его левый карие глаз косился в сторону телевизора, и мозг старался вникнуть в суть происходящего.
   «Арт-бля, новое направление в строительстве…» - Палец Хазана почесал шершавое, слегка оттопыренное ухо. Возник вопрос: «А о чем собственно идет речь?»

   «Здания в виде недооблизанных леденцов, набережные, покрытые цветом детской неожиданности и прочие одноразовые предметы творчества. Вот так свободно сейчас мыслят все современные художники и архитекторы. Вот, например, популярный дизайнер Ирина Какина».

   «В общем, как-то не аккуратненько, ыгы». Голова Хазана закрутилась в поисках пульта, но его нигде не было. Странно! Обычно пульт послушно лежал на хазановом животе часами,  прекрасно чувствуя себя в этом теплом и уютном плену. Нос Хазана недовольно шмыгнул и принялся грозно сопеть; а кому понравится, когда пульт себя так ведет? Но стальной внутренний стержень, из которого был сделан характер Хазана, вынес удар. Просмотр телевизора пришлось продолжить.

Вам близко направление арт-бля?