Marvellous

Как итальянцы делают это с такой скоростью?

Привожу вам одно из моих интервью. Мне посчастливилось пообщаться со знаменитым виртуозом Лука Турилли. А вы знали, что итальянский экстремальный металл - самый быстрый в мире?

Maroosya Luca Turilli

19 июля в Европе был презентован новый альбом композитора Лука Турилли и его проекта Luca Turilly’s Rapsody. «Prometheus – Symphonia Ignis Divinus» - это целых 70 минут настоящего голливудского металла! По словам автора, выбранный им жанр, - самая вычурная и богатая по звучанию музыка, существующая на планете. И с этим можно согласиться. Альбом слушается на одном дыхании, каждый трек добавляет эмоциональных красок. Талант композитора в полной силе раскрывается в 18-минутной песне «Of Michael The Archangel And Lucifer's Fall Part II: Codex Nemesis». Произведение хочется слушать от начала до конца! Журналу «Rockcor» и мне лично посчастливилось взять интервью у маэстро.

Во время общения Лука удивил меня двумя вещами. Во-первых, он победил последнюю стадию рака. Во-вторых, этот композитор умеет из любых сложностей создать новый музыкальный шедевр. Как оказалось, эти аспекта взаимосвязаны. Лука Турилли видит смысл своей жизни в духовном развитии. Он рассказал о том, какая свобода открывается человеку в результате познания себя. Представьте себя на минутку человеком, у которого нет авторитетов, есть потрясающая работоспособность, виртуозное владение любимым инструментом и бесконечный оптимизм. Уже хочется творить? Вот так выглядит схематичный портрет гениального музыканта Луки Турилли.


- Привет, Лука! Вышел твой новый альбом «Prometheus – Symphonia Ignis Divinus». В июне прошли его релизы. Чего ты ждешь? Думаешь, пластинка будет хорошо продаваться? Какие отзывы получаешь?

- Это первый альбом Rhapsody, который записывался так долго (Лука использует старое название группы, подразумевая Luca Turilli's Rhapsody. Напомним, что в 2006 году команда добавила к своему названию слово и стала «Rhapsody of fire». В 2011 году коллектив раскололся на Rhapsody of Fire и Luca Turilli's Rhapsody, - прим. автора). Я закрылся в студии в марте 2014 и вышел оттуда в марта 2015. Я добивался, чтобы клавишные звучали идеально. Другими словами, мне нужно получить музыку, которую лично мне приятно будет слушать. Это занимательный эксперимент. Благодаря ему, я получил возможность наполнять свои произведения высокохудожественной энергией.

У меня очень мало амбиций по поводу продаж «Prometheus – Symphonia Ignis Divinus». Моей целью было создать 11 новых произведений в стиле Rhapsody. Все наши творения объединяет единый посыл радости. Самое важное для меня - отправить людям позитивную весточку с помощью сборника. Конечно, когда я слышу от слушателей восторженные отзывы, то это приятно. Это знак ПЛЮС. Вот только роли это не играет. Если ты творишь музыку для денег, то это совсем другой образ сочинений. Продюсерский путь творчества. Мой стиль – идейный. Ты записываешь свое откровение на листе бумаге, а потом ищешь варианты донести это до слушателей максимально точно.

- Получается, что ты сочиняешь альбом лично для себя?

- В яблочко! Люди постоянно делятся своими впечатлениями. Абсолютно все дисков скопированы с одного и того же оригинала. Но у каждого человек есть свой встроенный приемник. Он отличается специфичностью восприятия и создает личное мировоззрение. Базовую идею сборника каждый понимает по-своему. Когда мы только начинали, 15 лет назад, в Италии был кризис. Нас очень мотивировала возможность делать продажи на музыкальном рынке. И при этом, мы больше акцентировались на том, как обрести идейную базу. Мы искали своё позитивное послание, которое шло бы красной нитью через все наше творчество. У нас единая идея, поэтому мы получаем преимущественно однотипные отзывы. Чаще всего это происходит в «фэйсбуке». Я не стал заводить личную страничку. Все силы сконцентрированы на новом альбоме https://www.facebook.com/ltrhapsody. Мне интересно комментировать, когда люди обсуждают духовное развитие. Очень интересны истории, когда ребята сумели преодолеть наркотики. Люди пишут, что музыка помогла им выйти из зависимости. Говорят о том, насколько ощутима энергетика мелодии. Тут же обсуждаем другие музыкальные коллективы со схожими идеалами. Все это означает, что музыка действительно работает. Она помогает личности расти над собой.

- У тебя есть авторитеты в твоем деле?

- Нет, абсолютно. Когда я выхожу из студии с законченным альбомом – это значит, что я доволен собой на 100%. Критиков только спроси - сразу потеряешь свободу самовыражения. Я уже давно практикую йогу и медитацию. Первый шаг в любой духовной практике – отказ от значимости мнения окружающих. Тебя не должно это беспокоить. Это важно лишь для нашего ЭГО. Ограничить его – это сделать первый шажок к себе. Именно цель преследуют техники. Мне могут говорить: «Твой альбом - дерьмо», а потом сразу «Твой альбом - фантастика»! Но меня не трогает ни то, ни другое. Причина в том, что я в целом горжусь своим трудом. И при этом, все же приятно вспомнить первые высокие оценки критиков. После выхода «Symphony of Enchanted Lands» Rhapsody удостоилась похвал, которые способствовали карьере. И все-таки, гордость человека не красит.

- А как насчет мнения близких по духу музыкантов? Их мнение много значит для тебя? Например, Monawar. Вы, я знаю, с ними плотно общаетесь.

- Нет, Monawar - это история прошлых лет. Давно не встречался ни с кем из ребят. Мы общались в самом начале нашего пути. Monawar повлияли на мое творчество, я часто упоминаю это в своих интервью. Кроме того, команда Halloween меня когда-то покорила своими альбомами Keeper 1 и Keeper 2 (имеется ввиду «Keeper Of The Seven Keys Parts 1 & 2»). Если ты послушаешь«Prometheus», то услышишь схожесть манеры нашего вокалиста Александра Конти и Михаэля Киске (Halloween). Еще один альбом, оказавший на меня глубокое впечатление – это «Transcendence» от Crimson Glory. Для меня этот сборник до сих пор является чем-то вроде бриллианта, сокровища. И это притом, что я регулярно слушаю массу новых групп.

- Ты больше похож на академического музыканта, чем на рок-н-рольщика со всеми вытекающими. Как проходят ваши турне?

- У нас никто не пьет из музыкантов и не курит. При этом мы невероятно нервничаем во время выступлений. Очень много в поездке сложностей с наладкой и работой аппаратуры. Большинство музыкантов в Rhapsody занимаются медитациями. Мне кажется, что стоит уметь открываться этому миру и воспринимать сложности, как кусочки большого пути. Однако, если музыкант пытается купить эмоции, например, при помощи наркотиков, то это - скользкая дорожка. На пути духовного развития, ты получаешь то же самое наслаждение от жизни, но более глубокое. Кроме того, твоя иммунная система в порядке. Мне кажется, что сторона развития полезнее для здоровья. Ты очень быстро удивишься тому, насколько много понимаешь в жизни. Тебе откроется мистическая составляющая мира. Многие ищут ее, принимая галлюциногены. Однако, воображаемый мир от приема наркотиков, вряд ли несет что-то настоящее. Так о чем это я (смеется)? Ах, да! Поэтому нам несложно отправиться в тур с ребятами.

- Какие моменты в твоем образе жизни самые сложные, а какие самые приятные?

- Почти все свое время я трачу на совершенствование игры на гитаре. Мои основные занятия – это сочинение и аранжировки. Поэтому, когда приходит череда нового сборника, то я просто запираюсь в студии. Тут я сочиняю свою первую песню. С этого начинается волшебство. Дальше постепенно набирается весь материал, и мы отбираем то, что войдет в альбом. Затем я принимаюсь за аранжировку. Это второй магический момент, который мне нравится. Я сам пишу партию для каждого инструмента в оркестре.
Будь моя воля, то я бы сочинял саунды для кино, компьютерных игр и развлечений. Для этого я основал свою компанию “Luca Turilli Music Productions”. Мы сосредоточились именно на таких сочинениях. Могу смело заявить, что мое любимое дело – это аранжировка для оркестра. Подобная работа очень кропотлива и трудоемка. Порой даже знаменитые команды не хотят этим заниматься. Намного проще нанять специалиста. Музыка Rhapsody на 90% состоит из оркестровых вариаций. И я готов вкладываться в это. На последнем сборнике этот этап занял около 7 месяцев. Дальше скучнее: начало продаж.

- Серьезно? Продавать пластинки правда скучно?

- Да! Я хожу на звукозаписывающую студию, готовлю свои демо-версии, и занимаюсь прочей ерундой. Это точно невесело. Скукотища начинается со дня, как ты отнес запись и оплатил. До начала релиза ты просто ждешь около 3-4 месяцев. При этом все знакомые тебя просят послушать новые сочинения. А ты бесконечно отвечаешь: «Извините, его пока нет» (смеешься)!

Самый волшебный миг – это выход на сцену. Как только я начинаю сочинять мелодии, то стразу воображаю этот момент. Представляю, как воспримет мою музыку публика, какая будет реакция, как это будет звучать. Игра с оркестром – это невероятная энергетика, тесная взаимосвязь с публикой. Сколько ты отдашь энергии людям, столько вернется к тебе обратно. Настоящая фантастика!

- Когда собираетесь к нам? Я не нашла расписание.

- Дело в том, что расписания пока нет. Наш агент упомянул, что в России мы пробудем всего лишь три дня. Считаю, что три для вашей страны – слишком мало. Однако расписанием занимаюсь не я, поэтому дни тура не планирую. Я счастливчик, мне не обязательно знать промоутеров и контакты специалистов. Всем занимается моя компания. Но для меня очень важно быть в России и особенно на востоке.

- На востоке России? Это довольно необычно! Ты про Сибирь?

- Ой, нет-нет. Я имел в виду восточную Европу. В Сибирь приехать не так-то просто. Обычно это могут организовать нелегальные компании, подпольные организации, которые особенно процветают, когда с экономикой проблемы. Фирмы-тяжеловесы, которые организуют концерты, как правило, работают по накатанной схеме.

У нас все начнется в ноябре-декабре. Старт в Западной Европе. Потом ее Восток. Если мы не приедем в Россию в эти месяцы, может быть, мы приедем в 2016.

- Был ли ты когда-нибудь в Сибири? У тебя есть время на туризм?

- Нет, никогда не был. У нас было шоу в Москве. С туризмом просто беда. Я живу в своей студии безвылазно и даже не помню, когда устраивал себе маленькие каникулы.

- Отмечал ли ты выход альбома?

- Нет. Если у нас есть время, то мы с моей женой идем в кино. Мне необходимо смотреть новые фильмы, потому что саундтреки заводят мою мыслительную активность. Синематограф занимает значительную часть нашего досуга. Мы можем посмотреть две ленты подряд, один фильм несколько раз. Первый раз - ради саундов, второй - ради картинки. Я смотрел все голливудские фильмы, за последнее время.

- Ты был в кино на неделе?

- Да. На чем же мы были? Дорогая, что мы смотрели последний раз? (обращается к жене). Да, «Мир юрского периода». Последние три недели мы пересмотрели все новинки: «Сумасшедший Макс: Дорога Ярости», «Мстители: Эра Альтрона» и пр. Некоторые из них по несколько раз. Каждый новый фильм. Мы идем смотреть каждую новую ленту. Слушая саунды, я учусь новому и одновременно расслабляюсь. Некоторые песни хуже, некоторые лучше, однако, я стараюсь прослушивать все. Они меня напитывают идеями. Кроме того, я знакомлюсь с творчеством новых композиторов.

- Кто из классиков тебя вдохновляет? Может быть, любишь русских авторов?

- Мой любимый русский композитор - Александр Николаевич Скрябин. Его творчество основывается на классических событиях, но с модернистскими вплетениями. Этот компот на вкус потрясающий. Скрябин вывел удивительный рецепт, где современной обработки ровно столько, сколько ее должно быть.
Ну, конечно, мне очень нравится Прокофьев. У него удивительные и сложные произведения. Я постоянно пытаюсь сыграть один из его отрывков на пианино. Это сложно, у меня не выходит. Других я, пожалуй, не знаю.

- Откуда у тебя такой интерес к русской культуре? Я знаю, что для записи второго альбома «Symphony of Enchanted Lands» вы пригласили хор донских казаков. Это были русские ребята или стилизация?

- Они были из России. Я не знаю историю этого коллектива. Мы прослышали, что они находятся в Германии на момент записи, и пригласили их. Это был потрясающий 98-й год! А у казаков было много водки.
Когда я пишу для Rhapsady, то делаю комплексное звучание. Если тебе нужно сделать интересной 70-минутную пластинку, то ее стоит разнообразить приемами. Для вариативности я использую множество языков. Мои песни могут исполняться на итальянском, английском, латыни, иврите. Кроме того, мне нравится, если в сборнике участвуют отличные в стилевом плане хоры. Я сочетаю в одном альбоме оперный, церковный и эпический хоры. Мы приглашаем непохожих вокалистов. В записи «Prometheus – Symphonia Ignis Divinus» приняли участие Ральф Шеперс (PRIMAL FEAR, - прим. автора) и Дэвид Ридмен (PINK CREAM 69). Длинный альбом, на котором всего один хор ведет свое одноязычное повествование, скучен для меня.
Мы обычно приглашаем 2-3 гостей, используем разные вокальные колориты. Мы записались благодаря гению Себастьяну Родеру (Backyard Studios). Гений потому что он отвечал за микс (сведение) Рапсоди, он криетор и от него зависило много вещей. Он знает всех, кого надо в Германии. Для него не проблема добыть контакты и пригласить много разных певцов. В первую очередь, мы обратились к Шеперду для эпического звучания хора. Он рок-певец. Когда мы работали с песней «King Solomon And The 72 Names Of God» я почувствовал, что здесь нужна металлическая и мистическая атмосфера и прямо услышал голос, который нам нужен. Таким голосом обладает Дэвид Ридмэн, я послушал его выступления с французским коллективом «Adagio». У него теплый и грубый голос. Это то, что надо! Более того, нам его удалось пригласить. Таким образом, получился настоящий контраст с нашим вокалистом Александром Конти, у которого тон выше. Создавать подобные вариации для меня - и удовольствие, и единственный способ, который я приемлю для записи нового сборника группы.

- Ты не боишься, что запись выйдет слишком напыщенной?

- Я люблю окунать свою мелодию в голливудское звучание. Если ты меня попросишь сочинять только хэви-металл, то я откажусь. Я просто не люблю его. Проверь мой плей-лист и ты не найдешь его там. Барабан, гитара и голоса, - небогатый инструментарий для подготовленного слушателя-композитора. К счастью, в мире много команд, которые используют и клавишные, и оркестр, и симфонические составляющие. Группы вроде Nightwish буквально заполоняют свои произведения приемами классики. Вот, что мне действительно нравится. Я не рок-н-рольщик. Я композитор и мне нравятся сочетания.
И при этом, музыка в стиле саундтреков тоже не даст полного самовыражения. Я буду скучать по металлической составляющей песен. Моя душа творит на стыке этих разных жанров. Именно тут мой энергетический источник. Тут кульминация моих чувств. Кто-то заметит, что это не сочетаемо. Я же отвечу, что не умею соединять ничего другого. Эмоций просто не хватит. Поэтому кинематографический металл – это единственная музыка, которую я способен сочинять.

- Слышала, что ты также хочешь писать для компьютерных игр. Это правда?

- Да, как любой творческий человек, я генерирую массу интересных идей в разных сферах. Если бы я не стал композитором или футболистом, то занялся бы в созданием видео-игрушек. Футболистом уже поздновато становиться (смеется). Зато компьютерные квесты составляют большую часть приятного досуга. Правда, меня опять же интересует звуковая часть игр. Я бы с удовольствием писал для них песни. Также мне хочется попробовать себя в саундтреках к фильмам или сериалам. А порой я воображаю себя настоящим кинорежиссером. Думаю, с этой профессией я бы сумел освоить.

- Ты же проявил себя еще и как писатель. Что сейчас происходит с вашей сагой (Речь идет про фэнтези «История страны Алгород», на которой было построено все творчество группы, - примечание автора)?
История саги была закончена вместе с десятым альбомом. «Ascending to Infinity» и «Prometheus – Symphonia Ignis Divinus» – первые альбомы, не основанные на ней. Книгу сочинял я, а уже по ней создавались стихи и музыка Rhapsody. Сага началась с первого альбома «Legendary Tales» и закончилась в 2011 года альбомом «From Chaos to eternity».

- А ребята, которые остались в Rhapsody of Fire, после твоего ухода, используют идею саги?
Нет. Сагу мы окончили еще старым составом. Уже за 3-4 года до раскола группы мы начали задумываться о том, как лучше разойтись. Тогда мы писали музыку с моим другом Алексом Старополи. Мы проводили вместе по 24 часа, работали в студии плечом к плечу. Но это уже перестало нравиться нам обоим. Мы решили, что нам очень важно закончить сагу. Три следующих года мы оставались вместе из-за уважения к группе, друг к другу и в первую очередь из-за уважения к нам самим. Я не знаю больше групп, играющих исторический рок, которые бы сделали 10 альбомов, посвятив 20 лет одному сюжету. Это - софистское путешествие, и его было важно довести до конца. Мы сделали это и группа распалась. Теперь есть только я и мои сочинениями, с помощью, которых я самореализуюсь.

- А у тебя был опыт работы в настоящем кино? Может, есть планы на будущее?

Пока я был очень занят последним альбомом. Три года мне потребовалось, чтобы прийти от «Ascending to Infinity» к «Prometheus – Symphonia Ignis Divinus». Я объясню, почему путь такой длинный. Дело в том, что для голливудского звучания нужна сильная техническая база. Я покупал все необходимые примочки почти 3 месяца. В общем счете период наладки системы звуковоспроизводства занял 16-17 месяцев моей жизни. Это заняло значительный период мокй жизни. Но это стоило затрат! Утром я просыпаюсь, включаю компьютер, загружаю свои композиции и иду завтракать. Через 20 минут я возвращаюсь и у меня есть все звуки на планеты. Эта палитра лежит передо мной. Единственный ограничитель моего творчества – это я сам, все остальное у меня есть. У меня есть всевозможные инструменты из любой народной музыки, разнообразные электронные звуки.

Это потрясающе! С этим не стыдно показаться и на голливудском рынке в Лос-Анжелесе. Для этого я нашел там саунд-партнера. Его зовут Аллен Морган. Он работал с U2, Aerosmith и другими знаменитостями. Он всего лишь дизайнер, миксер-ремиксер. Аллен сводит музыку и играет ее. Сочиняю и аранжирую все я сам. До выхода «Prometheus – Symphonia Ignis Divinus» мы записали демо. Знаешь, в Голливуде никого не волнует, кто такой есть Лука Туррили. Я знаменитость тут, у себя. С демо можно задуматься о голливудском рынке. Хотя он очень специфичен. Ты можешь сочинить что-то, но об этом никто не узнает. Ты не сможешь поставить своей подписи под произведением. И мне это не очень нравится. Зато со своей группой есть вся необходимая свобода. Это прекрасный путь развития.

- Лука, что такое кинематографический металл?

- Вот уже три года мы используем это понятие в качестве торгового знака. Термин характеризует наше творчество очень точно. Rhapsody никогда не были популярны благодаря гитаре, ударным, прочим классическим роковым атрибутам. Я не хочу перенасыщать композиции своим соло на гитаре. Мои друзья-рокеры играют куда проворнее. Наш конек – это голливудское звучание, словно музыка для саундтрека. Кинематографическая композиция – это песня с самыми вычурными приемами, которые только есть. Я нашел способ добавить эпичности композициям и драйва. Это хэви-металл. Если найдется еще более мощный вариант, то я и его добавлю. Такая идея находится на вооружении у наших продюсеров. И она довольно удачная, судя по продвижению уже второго альбома. Этот стиль мне невероятно подходит. Я и в будущем буду сочинять так же и неважно для кого: группы, кино или игр.

- Ты очень талантлив во многих вещах. Но меня очень интересует один аспект. Твой талант превращать негатив в творчество. Как ты это делаешь? Откуда у тебя этот дар?

- Музыканты играют на эмоциях людей. Поэтому, я считаю, что артисты должны заботиться о том, что же они преподносят своими сочинениями. Это я понял, когда встал на путь духовного развития. Вся моя жизнь тесно связана с миром сверхъестественного и феноменального. Чем больше я практикую медитативные техники, тем больше замечаю ущербность материальной перспективы. Сейчас я могу открывать людям доступ к источникам более значимой энергии, к их духовной силе. Трансформировать энергию в позитивную сторону – это моя миссия. Этому я собираюсь посвятить остаток жизни.

Думаю, мой оптимизм передался мне по наследству от мамы, а ей - от бабушки. Можно вспомнить эпизод с раком, которым я заболел в 1993. Доктор сказал, что шансов нет, потому что мое тело было буквально напичкано метастазами. У меня была последняя стадия. Химиотерапия может в этом случае даже убить. Но мама сказала, что все будет хорошо, и мы сделаем эту процедуру. Потом случилось чудо. А доктор не смог даже его объяснить. До этого у него не было случаев с положительным исходом. Доктор просто сказал: «Если хочешь – уходи. Тебе в больнице больше делать нечего».

После этого я искал способ, как же мне перейти на другую ступень реальности. Я думал, как же мне начать свой духовным путь? Религия меня не интересовала. Некоторые вещи про католицизм я понял еще в детстве. Я рос в строгой христианской обстановке. Я решил, что буду принимать только позитивную сторону любой религии. Любая вера, по сути, обращается ко Вселенскому разуму. Любовь, уважение, наставничество в развитии человечества, - вот что я вынес из церкви. Но в целом, я вижу, что в любой вере очень много сделано для Эго человека. Мне же была нужна чистая эссенция. Я искал то, что практиковали люди, до появления религиозных течений. Существует масса практик и техник. Всего несколько лет назад я начал практиковать йогу. Но, как оказалось, сочинение музыки – это тоже своего рода медитация. Поэтому я уже давно следую духовному пути развития.

Долгие годы я читал литературу о различных духовных традициях. Мне казалось, что я все понимаю. Теперь же я считаю, что говорить о понимании можно, если ты кожей почувствовал энергетический поток. И это только первый шаг. Дальше жизнь становится шире, а возможностей намного больше, чем при материальном подходе. При нем у людей часто возникает страх смерти, депрессия и радость в одном стакане. Человек радуется, но внутри он убежден, что вселенная сделана не правильно. Вещи не радуют, когда потребитель верит в неправильное устройство мира. Эта радость от покупок – лишь депрессия с другим лицом. Человек не может двигаться в глубину своей личности, потому что все пространство жизни заполняет Эго. Впереди ничего нет. Разросшееся Эго может привести к умопомешательству. Перспективы видны, только когда ты развиваешься.

Целостная личность ощущает и физическую силу своего тела, и находится в контакте с космической энергией. Вот тут и начинаются чудесные открытия. Мои слова может понять только практик, человек, который постоянно экспериментирует и набирается нового опыта в собственном познании. Подобный подход очень широко распространен в Азии: в Индии, а также в Китае многие медитируют. Когда мы пытаемся познать мир чисто теоретически, то остаемся заложниками собственно тела. То что цивилизация предлагает как бы бесплатно, на самом деле обходится непомерно дорого. Мы можем восторгаться красотой философских трактатов и при этом оставаться в заложниках материального блага.

- Практика, практика и еще раз практика?

- Занятие йогой - это как игра на пианино. Я не говорю о гимнастике, я говорю об учении, квинтесенции духовных традиций. Если уделять занятиям каждый день по 40 минут, то уже через пару недель или месяцев жизнь преобразится. Мировосприятие изменится навсегда. Те же 40 минут в день люди тренируются на фортепиано, чтобы освоить инструмент. И в музыке, и в йоге, ты полностью погружаешься в процесс. С тобой начинают происходить волшебные вещи, появляются новые возможности. И в один момент ты понимаешь, что вернуться назад уже не сможешь. Нет желания, нет возможностей. Регулярные практики йогой этим и отличаются от занятий обычным спортом в тренажерном зале.

- Спасибо, Лука, за удивительный разговор. Может быть, ты хочешь сказать пару слов русским поклонникам?

- С удовольствием! Мы обязательно в скором времени приедем в Россию. Я люблю вашу культуру и мне всегда интересно пообщаться с русскими ребятами. И, кстати, русская народная музыка часто используется в творчестве Rhapsody.

- Я слышала что-то подобное в «Down of Victory», я права?

- Совершенно верно. У нас много песен с русскими мотивами. Спасибо, скоро увидимся!

Записала Морозова Татьяна специально для журнала "РокКор"

Какая песня с нового альбома Лука вам больше всего понравилась? А потом я вам скажу про свою...

Posts from This Journal by “МУЗЫКА” Tag

Не думал, что итальянские металлисты такие виртуозы!)
Они такие, теперь готовлюсь делать интервью со второй частью коллектива)
Ого, 18 минут песня. Та и буковок не мало =)
Когда пишу такие интервью, то думаю о поклонниках и себе. Мне было очень интересно, если я фанат группы, то обожаю длинные интервью)
кардан чтоб стучал так, что приступы эпилепсии начинались
Спасибо! А то я так комплексую, что не знаю всего на свете) теперь я ближе к свету!
Если вы про жанр, то по сути только Rhapsody и нравятся. В школьные/училищные годы целыми днями слушал, а вот интервью никакие почему-то не читал. Так что по прошествии лет было крайне интересно прочесть :)