Marvellous

Интеревью с Фалконер

Maroosya Falconer

Если вы еще не видели Фалконер, то такого ВЫ ЕЩЕ НЕ ВИДЕЛИ! Для всех любителей металла, привожу мое интервью со знаменитыми шведами. Оно сделано для журнала Роккор, где я работаю корреспондентом.

По сути это уникальный проект одного человека Стефана Вандерхаллема, который сам пишет песни и подбирает состав для записей в студии. Группа почти не выступает, а существует как студийный проект. Так Стефан превратил домашнее творчество с мировой известностью и признанием. При этом Вандерхаллем почти все свое время проводит дома с семьей. Круто?

РОККОР 2014 №7

Музыкальный голод группы «Фалконер»

Шведские металлисты дважды порадовали своих поклонников в этом году. Во-первых, они выпустили долгожданный альбом, а во-вторых, вернулись к своему традиционному жанру. Музыка, концепция, тексты, - все это огромная проделанная работа. Но не каждый знают, что стоит за всем этим один человек: Стефан Вандерхаллем. Мы пообщались с ним и выяснили, какого это быть «человеком-оркестром», или, другими словами, гением.

- Все лето поклонники «Фалконер» обсуждали новый студийный альбом «Восход Черной Луны» («Black Moon Rising»). Публика ожидала еще одного альбома на шведском, в стиле лирики «Armod». Почему вы вернулись к английскому?
- Мы официально заявили, каким альбомом будет «Armod». И такая работа могла получиться лишь однажды. Я понял, что нам стоит сделать нечто особенное именно тогда. Период 2010-2011 года был подходящим. И как только мы начали записывать — сразу стало понятно, мы выбрали верное направление. А вот делать идентичные фишки для каждого альбома я не хочу . Как бы ни было здорово посвятить целый альбом Швеции, и народной скандинавской музыке, — возвращение обратно к пауэр-року на английском языке дает великолепные ощущения. Так что, в новом альбоме, мы вернулись к родным пенатам.

- Больше всего на вашу страницу в Facebook заходят американцы, составляюие значительную часть ваших поклонников. Когда вы выпускали альбом на шведском языке, то не боялись потерять часть этой аудитории?
- Мы выбрали шведский язык, потому что он лучше соответствовал темпераменту музыки в «Armod». При этом мы предполагали, что столь специфический альбом не будет иметь таких же продаж как наши предыдущие. Мы не ставим продажи во главу угла.

-Почему вы решили обратиться к шведскому языку? На английском языке можно рассказать не обо всем? В чем новизна альбома «Black Moon Rising»?
- Шведский язык лучше подходит для скандинавской традиционной музыки, так же как португальский — для танцевального ритма Самба. Тексты песен «Armod» сосредоточены вокруг культуры, фольклера, древних легенд. Для «Black Moon Rising» мы делаем более формальные тексты, как и прежде, наполняя их вопросами человечества в целом, обеспокоенностью за экологию и традиционными средневековыми стихами.

- Помогает ли история понять себя лучше? Вы постоянно ссылаетесь на легенды, мифы и факты...Почему вы выбрали направление фолк?
- Нет, не помогает, но история интереснее того, что происходит сейчас. Хорошо там, где нас нет.

- А история каких стран вам интереснее всего?
- Я обожаю историю Древнего Рима, Индейцев и Египта. А любовь к этой науке породил популярный минисериал 80х «Север и Юг».

- Очень интересно узнать по поводу восьмимесячного перерыва. Вы заявили, что почти оставили музыкальную карьеру. Чему вы собирались себя посвятить?
- Повседневной жизни и своей семье. Музыка для меня — это всего лишь хобби, я ничего особенного из этого не делаю. А вот если в жизни случается трагедия, связанная с близкими, то о хобби как-то быстро забываешь. В этот период я просто не имел интереса к группе, а скорее она превратилась в навязчивую обязанность. К счастью, все улеглось и я вернулся к музыке с искренним желанием.

- Вы собираетесь вновь ждать голода или уже есть идеи для будущего альбома?
- После того как мы покинули студию я практически не брал в руки гитару . Есть одна важный нюанс в музыке, который я усвоит на отлично: мелодия не должна искусственно вызываться в голове, она должна сама туда приходить. Тут нет никаких обязательств вроде «обязан», я сочиняю, только когда чувствую, что пора.

- Кто из «Falconer» участвуют в сочинении музыки?
- Практически все я сочиняю сам, и так было всегда. Можно сказать, что «Falconer» появился как мой сольный проект. Мы экспериментировали вместе с других музыкантами, но, думаю, большинство из них не хотят вмешиваться в мое детище. Это не относится к Джимми, он участвовал в написании музыки уже ни один раз, и я надеюсь, что и для следующего альбома он что-нибудь напишет.

- В составе коллектива постоянные перемены, как это влияет на отношения? Случаются ли конфликты в процессе работы?
- Нет. Когда мы попытались стать живой группой с настоящей раскруткой, то выяснилось, что не все участники готовы тратить свое время и силы на проект. За последние 15 лет у нас были изменения, но не так уж и много. Сегодня мы знаем, что у нас есть, чего хотим, и что из этого выйдет. Мы предпочитаем пореже играть вживую, а альбомы выпускаем где-то раз в три года. Жизнь течет в спокойном русле, поэтому и проблем в коллективе никаких нет. Ни для кого, кроме меня, группа не значит так много. Я сам и сочиняю музыку, и пишу тексты песен, и отвечаю на интервью.

- Какого звука вы добиваетесь, чтобы понять, что альбом записан идеально и можно заканчивать студийную работу?
- Это не простой вопрос, потому что звук зависит от общего представления об альбоме в целом. Нет какого-то единого плана. В этот раз мы делали тяжелую грубую музыку со звуком, который можно назвать грязным, засоренным. А вот для «Northwind» мы добивались очень чистого звука. Чистый звук — проще воспринимается, и с коммерческой точки зрение, более выигрышный. Я бы не сказал, что такую планку мы ставим всякий раз.

- Процесс звукозаписи сильно изменился? Сегодня кажется, что компьютерные технологии позволяют любому почувствовать себя музыкантом. Так ли это?
- Я бы так не сказал, но все же современные технологии позволяют записывать мне мои идеи и делают записи простыми в создании. Сделать черновой вариант композиции теперь можно дома значительно проще, чем это было в мои 15 лет, когда я корпел над гитарными риффами, пытаясь записать их с помощью пары магнитофонов. Сначала приходилось записывать аккорды на один магнитофон, потом - мелодию на гитаре, а дальше сводить их вместе на втором приборе.

- Могут ли отличные студийные записи заменить живую музыку?
- Не думаю, что сама по себе живая музыка лучше, а вот элемент шоу на концерте — создает целостное ощущение, которое сильнее домашнего прослушивания записей.

- Ваша группа существует именно как студийный проект, но ведь поклонники хотят больше и чаще видеть своих кумиров на сцене. Чем вы порадуете их в ближайшее время?
- Следующим летом мы планируем поучаствовать в некоторых фестивалях. И помимо этого, еще максимум пять шоу в течение года. Так что, если вы хотите посмотреть «Falconer» живьем — не мешкайте. Все же мы студийная команда и нам это подходит. Но иногда мы изменяем привычному укладу жизни и даем шанс нашим поклонникам увидеть нас воочию.

- В одном из интервью вы заявили, что пропустили часть летних фестивалей из-за лени. Вам правда это неинтересно?
- Дело в том, что я озаботился этим вопросом слишком поздно, а те фестивали, в которых мы могли поучаствовать были уже заняты другими участниками. Поэтому я решил подождать следующего года. Мы располагаем нескольким неделями в мае, начале июня, августом и половиной сентября. Это редкостная возможность заполучить нас живыми. Но если нам предложить, например, большой фестиваль в июле — мы просто откажемся.

- В этом году «Falconer» отмечает 15 лет. Какие самые важные события вы бы выделили?
- Запись первого альбома «Wacken» 2002, исполнения в США в 2003, тур в 2004 и возвращение Маттиаса назад в 2006 году. Думаю у ребят найдутся свои памятные даты, но для меня это самые важные эпизоды . Когда я оцениваю, что из событий возьму с собой в свое будущее, то выбираю критерием отнюдь неуспех, а прелесть момента.

- Что вам нравится из других музыкальных жанров, помимо метала или рока? Вы слушаете, например, электронную музыку?
- Нет, помимо металла и рока я слушаю немного разных певцов и единичных авторов, но и фолк-музыку. Иначе, мне пришлось бы сейчас сказать, что вообще мало чего слушаю. Такое впечатление, что я слушаю лишь уже проверенные вещи. Может быть я слишком старый и сварливый? Есть и исключения: «Blood Ceremony» и «Ghost», но они опять же звучат как типичные группы 70-х.

- Чем вы еще интересуетесь помимо музыки в современном искусстве?
- Ну смотреть телевизор - тоже искусство, а еще из разряда искусства меня интересуюсь садоводство.

- Хотели бы вы попробовать себя в каком-то совершенно другом музыкальном жанре?
- Думаю, что сочинять музыку для мюзикла или чего-то в этом роде — отличное занятие, но неуверен в своих способностях (смеется). Что бы я ни сочинял, в результате получится тот же «Falconer».

- «Falconer» — всемирно известная группа, которая продает много записей и имеет целую армию поклонников, несмотря на студийную манеру работы. Что нового в мировую музыку внес коллектив по-вашему мнению?
- Для меня «Falconer» пусть маленькая группа, но все же уникальная, она лучшая команда, передающая настоящую народную этническую музыку. Даже солист у нас звучит не стандартно для певца из металл-группы. Наша музыка бардов и солист, у которого прекрасный баритон, звучали бы отлично и со скрипками под пианино, но мы исполняем ее в сопровождении неказистых гитарных наигрышей и тяжелых ударных.

Корреспондент, музыкальный журналист
Татьяна Морозова

А у вас есть домашнее творчество или семейный бизнес?

promo maroosya march 8, 2016 20:43 581
Buy for 10 tokens
ЗДЕСЬ ВРЕМЯ ИГРАЕТ НА НАС! ПРИВЕТ-ПОКА! И снова ПРИВЕТ! Давай дружить. Дружить целую вечность! Снова и снова открывая для себя новые журналы и смотреть на давних друзей по-новому! Обо мне и моем журнале можно прочитать здесь! Это схематичная Татьяна Морозова, обо мне настоящей получится…
Так, почему до сих пор о них не слышал?
странно, но я до сих пор не слышала ни одной их песни
После интервью - это делать намного интереснее)
хах) понятно) с тех мест мне только Лорди знакомы)) А если рок , то только Король и Шут)
ничего у меня нет(
ни бизнеса, ни творчества