Marvellous

Липкий Ням. Глава 4

Maroosya По секрету всему свету

Когда вся семья вбежала вслед за мухой в кухню, то оказалось, что Ням никуда не пропал. Он сидел грустный и разговаривал с пауком Кишкилямом о своей несчастной судьбе:
— И вот так, Киш, теперь я и самого простого рецепта вспомнить не могу, когда книги нет под рукой.
Кишкилям мигал всеми своими глазами и сильно сочувствовал повару, но говорить, к сожалению, не умел.
- Ну, попробуй вспомнить хоть что-нибудь, - предложила кулинару Маман.
- Эхе… — печально выдохнул Ням. - Сейчас попробую:

«У Озорницы отобрать малину,
Кинуть в Папулю апельсином,
Хмуравчика закрыть в чулан,
И подкрутить усы Маман!»

- Нет! - хором сказали все, упомянутые выше.

- Это ты не то говоришь, Ням! – возмутился Папуля.

- Давай, кухмистер, пробуй еще! – раздавалось вокруг.

- Вспоминай сам. Не бывает такого, чтобы книга под мышкой освежала память! - не унимались окружающие.

- Может так? – пожал плечами наш герой и затараторил, пытаясь воспроизвести рецепт:

«Достать изюм из булки,
Сложить три прибаутки,
Чтобы забыли гости
О булке и обеде вовсе!»

- Нет, там не было про отмену обеда, - возмутился Хмуравчик. - Иначе, мы с братцем не стали бы с тобой дружить!

Ням продолжал вспоминать:

«Просунуть свои лапки
В отверстие у тапки,
Ходить на четвереньках,
Охотясь за вареньем».

Тут не выдержала Маман:
— Чего это вы все повадились таскать мое варенье?! Нет уж, Ням, нам нужно срочно найти эту твою книгу, а то все мои труды прошлых лет пойдут прахом!

- Позапрошлых, - тихо сказал Папуля своим усам.
Он пробежался глазами по шкафу, где стояли запыленные банки, наполненными повидлом. Варенье для Маман было чем-то большим, чем просто лакомством. Она никому не разрешала его есть просто так. В итоге нетронутые банки могли стоять на полках очень долго.

— И куда же могла запропаститься поварская книга? - удивлялась хозяйка. — Про нее никто даже толком не знает. Я, например, рассказывала про чудо-кулинарию в нашем доме только тетушке Версте.

— Это та самая твоя подружка, которая сплетничает так, что ее за версту слышно? — уточнил Папуля.

— У нее были непростые времена. И вообще она собиралась прийти к нам в гости вечером. И, между прочим, тайно! - Маман гордо посмотрела на Папулю.

— Гости? Сегодня? – удивился Папуля.

— Я тоже никому не говорила, кроме бабушки Конфетницы, – призналась Озорница.

— А ей ты зачем рассказала? — спросили взрослые.

— Она самая добрая. Бабушка Конфетница всегда достает при встрече из фартука карамельку или пастилу и угощает нас с Жужу, — объяснила девочка. — При этом смотрит мне в глаза и ласково спрашивает: «Что, говорит, у тебя, Озорница, нового сегодня?». А у меня ничего нового-то и не было. — Засмущалась девчушка. — Вот я ей и рассказала про Нямову книгу. Тогда она решила прийти в гости и все попробовать сама. Она бы потом готовила сладости своим внукам. Поэтому вечером, Ням, она придет в гости!

— Опять гости? – возмутился Папуля. Повар же тихо слушал.

—А мы с братцем вообще никому не говорили, — уверенно заявил Хвалюпик.

— Никому-никому... Мы не говорили! Нет! Только вот кое-кто, — тут Хмуравчик внимательно посмотрел на Хвалюпика, — на базаре громко кричал о том, что у него в руках самая большая кулинария во всей Вкусляндии. А еще кричал, что он всех, кроме Дракозюбра, ждет сегодня в гости!

— Как в руках? - удивился Ням. – Мою книгу?

- Как в гости? - огорчился Папуля.

- Я...я...я все вернул обратно, я принес книгу и положил ее на кухню. – В ответ замямлил Хвалюпик.
— Но как ты мог хвастаться книгой Няма? — спросила Маман сыночка. - Она не твоя и готовить ты не умеешь!

Хвалюпику стало стыдно. Ему казалось, что даже Кишкилям осуждающе смотрит на него всеми своими глазами.

— Разве можно звать в гости сразу всех? — изумился Папуля, глядя то на Маман, то на сына, то на Озорницу.

Хвалюпик уже пришел в себя и нашел виновника.

— Я сейчас тебя вздую, болван! — крикнул тот Хмуравчику, который его выдал.

Среди всей этой суматохи неожиданно раздался спокойный голос Няма:

— А кто собственно такой этот Дракозюбр, и почему его никто не пригласил в гости?

А вам когда-нибудь приходилось признаваться в чем-то публично?

Полная версия сказки

promo sonateam 02:56, yesterday 35
Buy for 20 tokens
Белый заяц, черный кролик захотели вдруг дружить. Просто дружба и не боле: вместе есть, а может пить. Черный кролик, хоть и черный, но добрейшая душа. Белый заяц хитрый, наглый, за душою - ни гроша. с Черное и белое, белое- черное . Черт и ангел, бумага и чернила. Днем и ночью, алкоголь, моя…
Нет
Публично не признавался
Только сас с собой под одеялом
Такая милая история... Жду продолжения! Постоянно приходится признаваться в своих шалостях...)))
да, я публично признавался - в том, что обожаю эту жизнь и окружающий мир.
Купи у меня промо пожалуйста!!!
что значит - купи? ))
все желающие видеть марусю в своем промо должны предоставлять ей такую возможность даром! )
Публично не доводилось. В принципе не было к этому предпосылок просто:)
Мне кажется, когда в голову заложена внутренняя потребность, то предпосылки сами найдутся. Почему-то вспомнила ужас, который нам учиняли воспитательницы в садике. Если кто-то капризничал во время дневного сна и не спал, то они пугали "позорами". Один раз они продемонстрировали это. Вывели мальчишку в центр комнаты, где мы все крутились на раскладушках, и заставили его раздеваться. Он ревел, но постепенно снимал с себя одежку, пока не остался в одних трусиках. Дальше я не помню, но, судя по всему, садик был с БДСМным уклоном.
признаваться? никагда и низашто, тем более - публично, ведь это может быть использовано против меня в суде! ))
отличный рассказ, поддерживаю мысль варганчика в том, что нужно печататься